ОСНОВЫ ИКОНОПИСИ

Образ Христа (иконографическая типология). Православные курсы.

Лекция №3.

Обучение Иконописи

Лектор: Иерей Олег Степанов

13.11.2014

Православные катехизаторские курсы при Киевской Духовной Академии Киево-Печерской Лавры. Православный интернет курс.

Предыдущая лекция №2 по этой ссылке. 

В конце текста размещена аудиозапись этой лекции.

Предидущую лекцию окончили на том что в соответствии с Преданием возника­ют два типа изображения Нерукотворного Спаса:

  • 1. На убру­се (или Убрус) — на плате;
  • 2. На чрепии (или Чрепие) — на черепице, на камне («кирпич», «керамида»).

Но нельзя не сказать про еще один тип нерукотворного образа, который редко встречается в храмах:

  • 3. «Плат Вероники» (Лик Христа на плате в терновом венце).

 «Плат Вероники» (Лик Христа на плате в терновом венце).Образ Христа: Плат Вероники

Относится к иконографической типологии: Образ Христа. Спас Нерукотворный.

Этот нерукотворный тип появляет­ся в русской иконографии с XVII века сначала в виде гравюр, а познее в живописи и является заимствованием из католической живописи. Данный образ не особо «прижился» в православных храмах, в отличии от похожей, но традиционной Страстной иконы «Господь в терновом венце», возлагаемую на аналой на Страстной седмице (это оглавный образ Спасителя с иконы «Господь в багрянице»).

Иконографической особенностью «Плата Вероники» в отличие от «Спаса Нерукотворного» является изображение тернового венца на голове Иисуса Христа, ран и крови. Глаза Спасителя закрыты, но иногда открыты, как на Убрусе.

Здесь Спаситель предстает перед нами шествующим на Голгофу, после пренесенных им мучений и возложения на голову тернового венца.

В поздней церковной традиции Плат Вероники и Спас Нерукотворный объединены в единую категорию, даже празднование Веронике совершалось 16(29) августа, в день перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа Господа нашего Иисуса Христа в 944 г.

Имя Вероники связывают с историческими свидетельствами об одном из первых изображений Христа. У некоторых авторов Вероника отождествляется с той самой кровоточивой женой, которая излечилась прикосновением к одеждам Христа (Мф. 9,20-22). Есть и другие предания о жизни святой праведной Вероники, которые тесно связано с обретением Нерукотворного образа Спасителя. На Западе оно получило распространение как «Сказание о Плате Святой Вероники».

Одно из преданий гласит, что Вероника была ученицей Спасителя, однако она не могла все время сопровождать Его, тогда решила заказать живописцу портрет Спасителя. Но по дороге к художнику она встретила Учителя, Который и запечатлел чудесным образом Свой лик на ее плате. Плат Вероники был наделен силой исцеления. С его помощью был излечен Римский император Тиберий.

По второму преданию Вероника заказала икону евангелисту Луке. Апостол несколько раз безуспешно брался за дело, и, видя это, Христос Сам пришел к Веронике на вечерю, умылся и, вытерев лицо, оставил отпечаток на плате.

Третье более официальное и известное, но разночтимое предание, повествует, что когда Христа вели на Голгофу (шел на казнь), (благочестивая еврейка) Вероника вытерла платом залитое потом и кровью лицо Христа Спасителя (подала плат, чтобы Он отер им пот), и оно отобразилось на материи (на плате чудесным образом проступил лик Христа).

Древнейшее из сказаний о происхождении этого Образа относится к VIII в. (англосаксонская редакция), а познее упоминается в XV в. в среде монахов-францисканцев.

Сотворение Плата Вероники в процессе скорбного пути Спасителя на Голгофу, включается в католический цикл Страстей Господних.

Несмотря на часто встречающиеся упоминания о том, что день памяти праведной Вероники совершается в Православной Церкви 12/25 июля, в официальных изданиях Московской Патриархии о ней ничего не
сказано в «святцах» в этот день. Имя Вероники заменяется именем другой святой мученицы – Виринеи, пострадавшей за Христа во время правления имп. Диоклетиана в 304 году (память 4/17 октября) и Вероника (I в.) лишь упоминается, но индивидуально не почитается.

На иконах святая праведная Вероника изображается, держащей плат с Нерукотворным образом Спасителя. Во времена иконоборчества защитники икон ссылались на статую Христа, установленную Вероникой в память об исцелении и которая была разбита во времена Юлиана Отступника (361-363 гг.). Статуя упоминается и у св. Иоанна Дамаскина (VII в.), в Деяниях VII-го Вселенского Собора (787 г.) и в других источниках.

Само имя «Вероника» составлено из двух слов «vera» и «icon», что значит «истинное изображение», поэтому некоторые исследователи приходят к мысли, что этой святой просто не существовало, а история «Плата» позняя католическая вариация «Образа» сотворенного для тетрарха Авгаря.

 В конце XX в. (1999 г.) католический священник и известный исследователь Туринской плащаницы Генрих Пфайффер искал следы Плата Вероники и по его утверждению, обнаружил, в небольшом итальянском городке Маноппелло, в 250 км от Рима, подлинный Плат св. Вероники. Этот кусочек ткани с проявившимся ликом по размерам – 17Х24 см. Его мнение поддержали авторитеты в области истории христианства – немецкий исследователь Пауль Бадде и друг папы Бенедикта XVI кардинал Кельна Карл Мейсснер. Другие подтверждают, что Лик на саване из Маноппелло идентичен лику на Туринской плащанице. А официальный «Плат» находящийся в сокровищнице пилона св. Вероники капеллы базилики Святого Петра в Риме, раз в год (во время Великого Поста) выносимый из капеллы (глаза Спасителя на Плате закрыты!) сомнительного происхождения.

Расположение глаз и расстояние между ними, форма носа совершенно совпадают с Туринской плащаницей у Плата из Маноппелло. Идентичны характер светотени, форма и расположение пятен. Образ можно рассматривать с обеих сторон (как Плащаницу), Плат переливается всеми цветами радуги, и каждый человек из группы стоящих перед ним видит «свой» образ, отличающийся от тех, что видят другие. А когда на полотно падает свет, изображение исчезает, ткань становится прозрачной (ткань, предположительно – виссон – особая тончайшая ткань, белая или золотистая, в древности ценившаяся на вес золота). Виссон, на котором запечатлен лик Христа, не только огнеупорный, невосприимчивый к воздействию эфиров, кислот, щелочей и воды материал, он не поддается окраске. Как и на Туринской плащанице, образ Христа на Плате Вероники нерукотворен. Это заключение Пауля Бадде подтверждают исследования, проведенные в университетах Бари и Падуи. Ученые не нашли на полотне никаких следов краски. Лишь слегка опаленные волокна в черных точках зрачков, словно в этих местах ткань подверглась воздействию высокой температуры. Бадде убежден, что саван из Маноппелло – давно утерянная святыня…

II. «ГОСПОДЬ ВСЕДЕРЖИТЕЛЬ» (ПАНТОКРАТОР)

Икона Образ Христа: Господь Вседержитель

Пантократор (греч. – Вседержитель). Характерной особенностью этого иконографического типа является изображение благословляющей руки Гос­пода и раскрытой или закрытой книги. Фигура Спасите­ля имеет в основном поясное изображение, но встреча­ются изображения в полный рост и крайне редко — огрудные.

Богословское значение этого образа в том, что Господь предстает здесь как Промыслитель о мире, как вершитель судеб этого мира, податель истины, к Которому с верой и надеждой устремлены взоры людские. Поэтому изображе­ниям Христа Пантократора отводилось большое место в храме не только на иконостасе, на переносных иконах (хоругвях), но и в стенописи. Практически всегда ее место справа от царских врат местного яруса (первого) иконостаса. Очень часто встречается фреска или мозаика с изображе­нием Спаса Вседержителя в центральной купольной час­ти храма, например в соборе Премудрости Божией Софии (XI в.) и Владимирском соборе (XIX в.) в Киеве и других соборных и приходских храмах Божиих.

III. «ГОСПОДЬ НА ПРЕСТОЛЕ». «СПАС В СИЛАХ»

1. Господь на престоле изображается как Царь царей и грозный Судия.

ГОСПОДЬ НА ПРЕСТОЛЕ царь царей

Как и в иконографии Хри­ста Пантократора, здесь также есть изображение благо­словляющей руки и книги, но фигура Господа всегда изображается восседающей на престоле в полный рост. Например, в центре 2-го яруса иконостаса церкви Рождества Богородицы на Дальних пещерах Киево-Печерской Лавры.

2. «Спас в силах».

ГОСПОДЬ НА ПРЕСТОЛЕ СПАС В СИЛАХ

Эта икона показывает Господа Иисуса Хри­ста во всей полноте Его силы и славы, как Владыку всего видимого и невидимого мира, таким, каким Он явится в конце времен. Здесь изображены символы евангелистов, проповедующих Благую Весть во все концы света, анге­лы, окружающие Престол Господень и фигура Самого Христа с книгой в руке.

С богословской точки зрения, эта икона непосредствен­но связана с темой Страшного Суда и грядущего преобра­жения вселенной. Это, своего рода целый богословский трактат в красках, и недаром икона «Спас в силах» явля­ется центральной в иконостасе. Например, в Успенском соборе Московского Кремля, Троицком храме Троице-Сергиевой Лавры и др. храмах.

3. «Великий Архиерей» или «Архиерей Великий».

Господь на престоле Великий Архиерей

Это иконы которые можно отнести к этому типу — одно из символических именований Христа, раскрывающее Его в образе новозаветного первосвященника, приносящего в жертву Самого Себя. Формулируется на основе ветхозаветного пророчества (Пс. 109,4), комментарии к которому принадлежат апостолу Павлу (Евр. 5:6). Послужило источником для особого типа изображения Христа в архиерейском одеянии, которое встречается как самостоятельно, так и в сочетании с другим символическим изображением, представляющим Христа как Небесного Царя.

4. «Царь царей».

ГОСПОДЬ НА ПРЕСТОЛЕ Царь царей

Также можно считать и эту икону под типом — особый эпитет Христа, заимствованный из Апокалипсиса (Откр. 19:11-17), а также иконографический тип, изображающий Иисуса Христа как «Царя царствующих и Господа господствующих» (Тим. 6:15). Самостоятельные иконы Царя царем встречаются редко, чаще подобные изображения входят в состав особой деисусной композиции. Обычно Иногда символические атрибуты Царя Царей изображаются и на образе смешанной иконографии «Архиерей Великий — Царь Царей». Царь царей и грозный Судия – таким изображается Христос на иконах этого типа. Как и в иконографии Христа Пантократора, здесь также есть изображение благословляющей руки и книги, но фигура Господа всегда изображается восседающей на престоле в полный рост. Престол в иконографии – не просто символ царственной власти – это, скорее всего, символ вселенной, символ всего видимого и невидимого мира. Христос изображается в окружении мандорлы, в царском одеянии, со множеством диадем на голове, образующих тиару, со скипетром, завершающимся крестом, в левой руке, от левого плеча в сторону («из уст») направлен меч. Фигура может быть одиночной, а может быть «с предстоящими» – с ангелами и святыми.

5. «Спас иерей» (Христос Священник).

господь на престоле спас иерей

Также можно считать под типом – здесь Христос изображается в облике священника. Библейским источником иконографии служит, по всей видимости, 109 псалом: «Ты еси иерей вовек по чину Мелхиседека…» (Пс. 109,4). В киевском соборе Святой Софии в апсиде над Горним местом находится мозаическое изображение Христа Священника в круглом медальоне. Христос изображается почти безбородым молодым человеком, на Его голове выстрижено гуменцо. Фреска «Христос Иерей» входила в цикл росписей Церкви Спаса на Нередице (в нише под нижним окном алтарной апсиды). Изображения Христа Священника не прослеживаются позднее XIII в. Далее их сменяет иконографический тип «Спаса Великого Архиерея». Размещение образов в алтарной апсиде указывает на направленность изображений священнослужителям. Очевидно, одна из функций образа — служить напоминанием того, что священник в ходе литургии символизирует собой (является живой иконой) Христа.

IV. ГОСПОДЬ В ОБРАЗЕ АНГЕЛА

1. «Спас Благое Молчание».

Спас благое молчание

Христос изображается в Ангельском чине как юноша в белой далматике с оплечьем и широкими рукавами. Его руки сложены крестообразно на груди, за спиной опущенные крылья. Нимб с 8-ми конечной звездой, такой как изображают у Бога-Отца Саваофа.

Это Ангельский образ Иисуса Христа Сына Божия – Христос до воплощения, Ангел Великого Совета (А.В.С.). Особый тип изображения Господа Иисуса Христа в облике крылатого ангела, юным, но уже с крещатым нимбом, основанный на христологическом толковании мессианского пророчества из Книги пророка Исаии в переводе: греч. Ангел (провозвестник, вестник) Великого Совета (Ис. 9,5-6). Именование Иисуса Христа А.В.С. в святоотеческой экзегезе связывается с текстом Кол. 1.26-28 и Еф. 3,6-12: «Велика Совета Ангел – Тот, Кто соделал известным великий совет, сокровенный от веков и не явленный иным родам» (свт. Василий Великий, т.2. с.258), Возвестивший людям тайну домостроительства спасения.

Помимо мессианского пророчества Исаии существуют 2 иконографических источника, повлиявших на сложение этого изобразительного типа: образ Господа Иисуса Христа в виде ангела (композиции «София Премудрость Божия», «Троица Ветхозаветная») и традиция иллюстрировать те места Слова на Пасху свт. Григория Богослова, где он цитирует теофанические видения из Книг пророков Иезекииля (Иез. 1.4-28) и Аввакума (Авв. 2-3), сценами этих видений. Иллюстрации рукописей Слова на Пасху свт. Григория дают несколько вариантов композиций, среди которых ангел с крещатым нимбом (Dionys. 61. F. 4r, XI в.; ГИМ. Син. 146. Л. 4 об., XI в.) и ангел в мандорле (Раris. 510. F. 285 r., IX в.; Раris. gr. 533 F. 6 r, XI в.; Аmbros. G. 88. Sup. gr. 416. F. 7r, XII в.; Каrаkаl. 24. F. 6v, 1-я пол. XIV в.).

Существуют также изображения, представляющие сочетание разных вариантов. В миниатюрах рукописи 1136-1155 гг. (Sinait. gr. 339. f. 9v) в композиции с пророком Аввакумом и свт. Григорием соотнесены образы Христа Еммануила и ангела в мандорле, окруженного небесным воинством (на полях). В рукописи 2-й пол. XIV в. (Раris. gг. 543. f. 27v) композиция разделена на 2 регистра. В верхнем регистре, среди ангелов во славе, 9-й (в центре) – в красном одеянии, в левой руке держит развернутый свиток, правая – воздета (жест триумфа). Этот ангел представлен на фоне перекрещивающихся ромбов в динамичной позе, характерной для изображения Спасителя в композиции «Сошествие во ад». В нижнем регистре ангел в светлом хитоне с клавом представлен сходящим в ад, вокруг восстающие из гробов люди. Благодаря общему контексту композиции и ее деталям изображение центрального Ангела можно понимать как образ Иисуса Христа.

Иконографический тип «Ангел Великого Совета» окончательно сложился в кон. XIII в. в монументальной живописи, несмотря на широкое распространение в миниатюре. Впервые он представлен на фреске центрального свода нартекса церкви Богородицы Перивлепты в Охриде (Македония), 1295 г., в композиции «Видение пророков Иезекииля и Аввакума». Спаситель изображен юным, безбородым, с крещатым нимбом и с крыльями, в мандорле, несомой 6 ангелами. В левой руке Он держит развернутый свиток с текстом: «Днесь спасение миру, видимому и невидимому» (свт. Григорий Богослов, Слово 45, на св. Пасху) – и крест, правая – поднята вверх (жест триумфа). На руках и ногах крестные раны. Изображенные в парусах пророки Аввакум и Иезекииль одной рукой указывают на Иисуса Христа, в др. держат развернутые свитки – у Аввакума текст: «Я смотрел, и вот муж, восшедший на облака, муж весьма высокий» (Там же), у Иезекииля: «И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь» (Иез 1,4). Надпись вдоль свода воспроизводит слова прор. Аввакума: «На стражу мою стал я и, стоя на башне, наблюдал, чтобы узнать, что скажет Он во мне» (Авв. 2,1).

В XIV в. изображение А.В.С. не получает распространения, что, по видимому, можно объяснить усложненностью иконографии. Однако Д. Паллас склонен называть фигуру Софии Премудрости Божией на фресках в церкви Успения Богородицы монастыря Грачаница (Сербия, Косово и Метохия), ок. 1320 г., и в церкви Богородицы Левишки в Призрене (Сербии, Косово и Метохия). 1310-1313 гг., изображением «Ангела Великого Совета».

 В XV в. известен единственный пример введения этого образа в роспись храма – изображение в дьяконнике церкви Богородицы в Студенице (Сербия), где А.В.С. представлен с надписью: «IС ХС Ангел Великого Совета».

В поствизантийском искусстве образ А.В.С. широко известен в памятниках живописи критской школы XVI в., например в рисписи церкви Всех святых в монастыре св. Варлаама в Метеорах (мастер Ф. Каталанос); собора монастыря св. Стефана в Метеорах (утрачена, известна по воспроизведению кон. XX в.); собора монастыря Филантропон на оз. Янина (Памвотис); церкви Апостолов на Агоре в Афинах.

А.В.С. представлен также в росписи церкви Архангелов монастыря Зограф на Афоне, 1692 г., церкви Панагии Фанеромени на острове Саламин (Греция), 1735 г.

Изображение А.В.С. оказало влияние на сложение в русском искусстве XVI в. иконографии Иисуса Христа «Благое Молчание». Дионисий Фурноаграфиот в «Ерминии», нач. XVIII в., рекомендует писать образ А.В.С. «на облаке носимого четырьмя ангелами и держащего хартию со словами: Аз от Бога изыдох и придох, и о Себе не приидох, но той Мя посла» (Ин. 7,28) с надписью: «IС. ХР., великого совета Ангел» в малом северо-восточном куполе (§ 4.1).

Таким образом, существуют два сходных и нуждающихся в различении образа типа крылатого Ангела:

1-й – как образ 2-й ипостаси Святой Троицы в виде Ангела Великого Совета и 2-й – Софии Премудрости Божией. Так, изображение крылатого ангела, имеющего обычно 8-угольный нимб и надпись IC ХС в композиции «Премудрость созда себе дом», напр. в нартексе церкви Богородицы Перивлепты, в циклах «Бытие Св. Троицы» и др., нельзя толковать как А.В.С.

2.Троица

Троица "Гостеприимство Авраама"

Троица («Гостеприимство Авраама»).

Эту икону называют еще «Явление трех ангелов Аврааму» или «Ветхозаветная Троица». На иконе изображено явление Аврааму Троицы в образе трех прекрасных Ангелов (Быт. XVIII, 1-15) под Мамврийским дубом. Иисус Христос здесь один из Ангелов. С права изображают горку, а слева здание (палаты), т.е. дом Араамов. Также на иконе изображают самого Авраама подносящего питие в кувшине и Сарру несущую хлеб, а также отрока-слугу закалывающего тельца. Ангелы одеты зачастую в одинакового цвета гиматии и хитоны, но есть варианты с отличиями (см. иконография Святой Троицы).

Эта икона появляется в живописи катакомб, например на Виа Латина (IV в.), а также в ранних мозаиках, например в церкви Санта Мария Маджоре в Риме (V в.) и в церкви Сан-Витале в Равенне (VI в.). Уже в этих памятниках иконографическая схема носит вполне догматически осмысленный характер.

На Русь иконография «Гостеприимство Авраама» пришла очень рано. Уже в Софии Киевской мы находим фреску на этот сюжет (XI в.), затем — на южных вратах собора Рождества Богородицы в Суздале (XIII в.) и, наконец, знаменитая фреска Феофана Грека в ц. Спаса Преображения на Ильине улице в Новгороде (XIV в.). Многочисленные иконы свидетельствуют о широком распространении данной композиции в русской икнографии.

Если для ранних (V-VII вв.) памятников характерна была композиция с равновеликим изображением Ангелов во фронтальном развороте, то в XII-XVI веках она вытесняется треугольной схемой. Видимо, на раннем этапе важно было утверждение единства ипостасей в Святой Троице, в более позднее время акцентировалась иерархическая идея.

Троица («Великий Совет»).

троица великий совет

Икона «Великий Совет», на первый взгляд, образ «Гостеприимство Авраама», но сокращенный – без праотца Авраама и Сарры. Но в действительности изображает другое событие – Великий Совет Святой Троицы до сотворения мира. Справа изображают здание (дом), а слева горку, по центру дерево-дуб. Ангелы изображаются со светлыми нимбами, с золотыми крыльями, держащими посохи в левых руках, в разных гиматиях и хитонах, а также с разными жестами рук и поворотами головы, сидящими за столом-престолом с одним прибором – чашей. Где было принято решение об искуплении Сыном Божьим всечеловеческого греха.

Ярчайшей иконой «Великого Совета» является образ прп. Андрея Рублева «Троица». С левой стороны изображен Бог-Отец, Творец Вселенной. Бог-Отец смотрит на центрального Ангела и указует десницей на жертву, которую нужно принять за искупление человеческого греха, в виде чаши-потира в котором видна глава жертвенного агнца (ягненка) в центре стола.

Бог-Сын (Иисус Христос) в центре в голубом гиматии и красно-богровом хитоне с золотым клавом (нашивной лентой), Спаситель одет точно, так как мы видим Его на всех православных иконах. Ангел смотрит на левого Ангела с любовью и покорностью и соглашается с Богом-Отцом выражением Своей десницы двумя перстами касающейся стола и как-бы благословляя жертву. Над центральным Ангелом изображено дерево, как символ крестной смерти на древе, которую Он примет за грехи всего мира.

Бог-Дух Святый изображен справа. Положение тел левого и правого Ангелов изображено в обратной перспективе и сосредоточено к центру формируя как бы большую чашу, в центре которой Агнец Божий – центральный Ангел-Христос (см. иконография Святой Троицы).

Также нельзя не упомянуть о уникальном событии в Новом Завете, когда прп. Александру Свирскому (XVI в.) явилась Пресвятая Троица в образе Ангелов. Это единственный случай в христианстве. Изображая это событие икона показывает Трех Ангелов и коленопреклоненного преподобного Александра.

V. «ГОСПОДЬ ЭММАНУИЛ»

господь эмануил

«Спас Эммануил», «Еммануил» — иконографический тип, представляющий Христа в отроческом возрасте. Наименование образа связано с пророчеством Исаии, исполнившемся в Рождестве Христовом (Мф. 1,21-23). Имя Эммануил присваивается любым изображениям Христа-отрока — как самостоятельным, так и в составе композиций икон Богородицы с Младенцем, «Отечества», Собора Архангелов и др.

«Недреманное Око».

недреманное око

Икону «Недреманное Око» тоже можно соотнести с этим типом. Здесь Спаситель изображается в виде отрока, возлежащего на ложе с открытыми глазами. В некоторых вариантах Спасителю предстоят Богородица и Иосиф-плотник или рядом с ним лежат орудия будущей Крестной смерти.

VI. «СПАС ЛОЗА ИСТИННАЯ»

спас_истиная_лоза

Христос окружен лозой, в ветвях которой изображены апостолы и другие персонажи. В другом варианте Христос выжимает в потир (чашу) гроздь с лозы, вырастающей из Него.

«Спас Лоза Истинная» — редкий иконографический тип, изображающий Христа в соответствии с евангельскими словами: «Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой — виноградарь.» (Ин. 15:1), «Аз есмь лоза, вы же гроздие» (Ин. 15,5). В ранних вариантах (XV в.) Христос окружен лозой, в ветвях которой изображены Богородица, св. Иоанн Предтеча и апостолы (то есть евангельская фраза передается буквально). В более поздних (XVII-XVIII вв.) вариантах усиливается евхаристическое содержание, на лозе, вырастающей в руках или из прободенного ребра Спасителя, виноградная гроздь, которую Христос отжимает в потир. Из символико-аллегорической композиция превращается в дидактически-назидательную. В греческом варианте икона подписывается «Αμπελος», что, собственно и означает «виноградная лоза».

VII. ЖИТИЙНЫЕ ИКОНЫ СПАСИТЕЛЯ

(Земная жизнь: от Рождества до Вознесения)

1. Рождество Христово.

2. Сретение.

3. Бегство в Египет.

4. Учение в Храме (Христос среди учителей  (Преполовение).

5. Крещение.

6. Искушение в пустыне.

7. Чудо в Канне.

8. Беседа с самарянкой.

9. Исцеление расслабленного в Копернауме.

10. Исцеление расслабленного при овчей купели.

11. Исцеление царедворца.

12. Исцеление сухорукого.

13. Исцеление слепого.

14. Исцеление кровоточивой.

15. Исцеление 10 прокаженных.

16. Исцеление Петровой тещи.

17. Нагорная проповедь.

18. Изгнание торгующих из Храма.

19. У Марфы и Марии.

20. Воскрешение дочери Иаира.

21. Насыщение 5 хебами.

22. Преображение.

23. Хождение по водам.

24. Вход Господень в Иерусалим.

25. Воскрешение Лазаря.

26. Тайная вечеря.

27. Омовение ног Апостолам.

28. Моление о чаше.

29. Целование Иуды (Предательство Иуды).

30. Взятие под стражу.

31. Суд у Анны и Каиафы.

32. Суд у Ирода.

33. Суд у Понтия Пилата.

34. Бичевание.

35. Господь в Багрянице.

«Царь Иудейский» — Спаситель в терновом венце и багрянице.

36. Несение Креста.

37. Воздвижение на Крест.

38. Распятие.

39. Прободение ребра (сотником Лонгиным).

40. Снятие со Креста.

41. Обвитие плащаницей (Положение во Гроб).

«Не рыдай Мене, Мати» или «Христос во гробе»

42. Сошествие во ад.

43. Явление Марии Магдалине.

44. Уверение Фомы.

45. Вознесение.

VIII. СПАС «Ветхий деньми»

ветхий деньми

«Христос Ветхий Деньми» (Ветхий Денми, Ветхий Днями) – изображение Христа в облике седовласого старца. Одежды традиционны для икон Христа, нимб обычно крестчатый. Эпитет «Ветхий Деньми», как и источник иконографии восходят к Ветхому Завету. В видении пророка Даниила (Дан 7:9,13) Бог описывается в виде старца. Понимание библейского Ветхого Деньми как Бога-Отца, первого Лица Святой Троицы, приводит к таким формально запрещенным иконографическим схемам изображения Троицы, как «Отечество» и «Сопрестолие». Догмат о неизобразимости Бога-Отца и неоднократно описываемые в Библии антропоморфные облики Божества (Быт. 3:8; 32:24-28; Исх. 6:1, 33:23; Дан. 7:9,13 и др.), приводят к выводу о том, что видимым людям являлось второе Лицо Троицы, Бог-Сын. В иконописи подобная точка зрения выражается в надписывании имени Иисуса Христа над изображением Ветхого Деньми. Первые изображения Христа Ветхого Деньми известны не позднее VI века (церковь св. Констанции в Риме). В русской иконографии можно отметить фрески церкви Спаса на Нередице (Новгород Великий, XII в.) и др.

IX. «ПРЕМУДРОСТЬ БОЖИЯ СОФИЯ»

Икона «София – Премудрость Божия» имеется во многих храмах и сводится к двум типам: Киевскому и Новгородскому.

Первая икона «Софии – Премудрости Божией» появилась в Новгороде в XV в.

Новгородская икона «Софии — Премудрости Божией»

премудрость божия софия новгородска

Центральной фигурой Новгородской иконы является Господь Вседержитель в виде крылатого Огненного Ангела, который восседает на золотом престоле, поддерживаемом семью столбами. Он облачен в царскую одежду (подир) и препоясан драгоценным поясом, на голове – царский венец. В правой руке он держит скипетр с крестом наверху, а левой прижимает к груди свиток. По сторонам изображены Богоматерь с Богомладенцем (или без Него, иногда с крыльями и свитком) и святой Иоанн Креститель со свитком, на котором читается: «Аз свидетельствовах». Над головой Ангела – благословляющий Христос Спаситель, еще выше – золотой престол с раскрытою на нем книгой – символ Божественного присутствия. С обеих сторон престола – по три коленопреклоненных ангела.

О том, что Огненный Ангел есть Христос, можно судить по словам апостола Павла, который говорит:

«…мы проповедуем Христа распятого… Христа, Божию силу и Божию премудрость…во Иисусе Христе, Который сделался для нас премудростью от Бога…» (1Кор. 1,23-24,30).

Св. Ап. Иоанн Богослов в своем Откровении описывает Сына Человеческого «…облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом… и очи Его, как пламень огненный;…и ноги Его…как раскаленные в печи»(Откр. 1,13-15).

Считается, что Новгородская икона этого типа список с Константинопольской иконы Софии императора Юстиниана и относится ко времени построения Новгородского собора.

Образ Святой Софии есть выражение силы и действия Премудрости Божией, потому и представлена она в огненном виде.

Все многочисленные списки иконы «Софии – Премудрости Божией» имеют своим первообразом преимущественно либо Киевскую, либо Новгородскую иконы.

Киевская икона «Софии — Премудрости Божией».

SofiyaKiev

Икона Софии, Премудрости Божией (Киевская), занимает особое место в Православной Церкви. Эта икона больше относится к Богородничным образам. На иконе изображена Божия Матерь и воплотившаяся из Нее Ипостасная Премудрость – Сын Божий. Под Премудростью, или Софией, разумеется Сын Божий, о Котором в Книге Притчей Соломоновых сказано: «Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь» (9,1), В этих словах содержится указание на Христа, Сына Божия, Который в посланиях апостольских именуется «Божиею Премудростью» (1Кор. 1,30), а в слове «Дом» содержится указание на Пресвятую Деву Марию, от Которой воплотился Сын Божий. Изображение иконы свидетельствует об исполнении пророчества. На иконе Софии Киевской изображен храм и стоящая в нем Богоматерь в хитоне, с покрывалом на голове, под сенью, поддерживаемой семью столпами. Руки и ладони Ее распростерты, а стопы утверждены на серповидной луне. Божия Матерь держит Предвечного Младенца, благословляющего правой рукой, в левой руке Младенца держава. На карнизе сени начертаны слова из Книги Притчей: «Премудрость созда Себе Дом и утверди столпов седмь». Над сенью изображен Бог Отец и Бог Дух Святый. Из уст Бога Отца исходят слова: «Аз утвердих стопы Ея». По обе стороны изображены семь Архангелов с распростертыми крыльями, держащих знаки Своего служения в руках: с правой стороны – Михаил с пламенным мечом Уриил – с молнией, опущенной вниз, Рафаил – с алавастром мира; с левой стороны – Гавриил с цветком лилии, Селафиил – с четками, Иегудиил – с царской короной и Варахиил – с цветами на белом плате. Под облаком с серповидной луной, служащей подножием Богоматери, изображен амвон с семью ступенями (изображающий Церковь Божию на земле), со стоящими на них ветхозаветными тайнозрителями воплощения Премудрости – праотцами и пророками. На каждой из семи ступеней амвона надписи: вера, надежда, любовь, чистота, смирение, благость, слава. Семь ступеней амвона утверждаются на семи столпах, на которых начертаны взятые из Апокалипсиса изображения и их объяснения.

Подобные изображения «Софии Премудрости» были популярны в русской иконописи XVI-XVII веков. Необычной деталью памятника являются красные ткани одеяний ангелов, которые образуют как бы пяты небесной арки. По-видимому, это результат декоративной интерпретации изображения небосвода в виде свитка, у которого видна «оборотная» сторона. Колорит иконы связывают с иконописью Карелии.

X. «Добрый Пастырь»

добрый пастырь

Спаситель изображен в виде пастуха (безбородого юноши (в древности) или зрелого мужа с бородой (в наше время), окруженного овцами, либо с заблудшей овцой за плечами. Этот иконографический тип основан на Евангельских словах Спасителя: «есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (От Иоанна святое благовествование» 10:11-16).

 Также образ основан и на Притче о заблудшей овце у Луки (От Луки святое благовествование 15:3-7) и у Матфея (От Матфея святое благовествование 18:12-14). «Как пастух поверяет стадо свое в тот день, когда находится среди стада своего рассеянного, так Я пересмотрю овец Моих и высвобожу их из всех мест, в которые они были рассеяны в день облачный и мрачный»  (Книга пророка Иезекииля 34:12) «Как пастырь Он будет пасти стадо Свое; агнцев будет брать на руки и носить на груди Своей, и водить дойных» (Книга пророка Исаии 40:11) «Господь — Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться»  (Псалтирь 22:1) Данные слова стали источником для особого типа символического изображения Христа в виде безбородого юного пастуха с жезлом, окруженного пасущимися овцами, или же, согласно евангельской притче, — с заблудшей овцой, вскинутой на плечи (От Луки святое благовествование 15:3-7). «Овца, несомая на плечах пастыря, символизирует христианина, находящегося в надежных руках Господа». Пастырь обычно ребенок или безбородый юноша (согласно эллинистическому идеалу красоты), он имеет трость, посох или флейту (дудку) — традиционные пастушеские атрибуты, одет в короткую тунику, перепоясанную по чреслам, обычно с короткими волосами и правильными чертами лица. Обувь разнообразна, подчас изображен босиком. Изображение Христа как сильного и молодого юноши — намек на молодого Давида, до воцарения трудившегося пастухом, и сумевшего защитить свою паству от волков и других хищников (Первая книга Царств 17:34-36). Иногда присутствует пастушечья собака и кувшин с молоком. Глава Пастыря часто обнажена, изредка встречается над нею монограмма имени Иисуса Христа, сияние, «альфа» и «омега». Нимб с тремя лучами в поздних изображениях подчеркивал отождествление пастыря с Иисусом. В качестве атрибута Доброго Пастыря иногда также изображалось знамя с крестом, прикрепленное к пастушескому посоху. Самыми превосходными образцами являются мраморные статуэтки ранних веков христианства, выполненные мастерами, владевшими техникой классической античной скульптуры. Также встречается в рельефах на саркофагах. Иконописные изображения крайне редки. Добрый пастырь адаптировал две старинные иконографии: Гермес Криофор (Κριοφόρος, «несущий барана»). Орфей Боуколос («пастух»), сидящий между очарованных пасущихся животных, иногда с барашком на коленях — римская эмблема филантропии. Наиболее известное мозаичное изображение Доброго Пастыря в мавзолее Галлы Плацидии (Равенна, Италия), датируемое 440-ми годами, имеет влияние орфической темы. Более распространенные скульптурные композиции, включая мелкую пластику, напрямую повторяют позу Гермеса. «Сходство этого рода в иных случаях настолько значительно, что ставит исследователя в затруднительное положение: как отличить христианское изображение Доброго Пастыря от языческого?»

Для раннехристианского искусства изображение Иисуса Христа в образе «Доброго Пастыря» имело особенное значение. Причины такого отношения кроются в осуждении изображений Бога и запреты на их создание, которые в большом количестве рассыпаны по библейскому тексту. Потребовались века, размышления выдающихся Отцов Церкви и Соборные решения, чтобы выработать ту концепцию христианского искусства, которую мы имеем по сей день (тем не менее, в VIII веке буквализм чтения библейского текста все же привел к эпохе иконоборчества, несколько раз повторявшейся и в последующие века). «Добрый Пастырь» по сути, не являлся «портретом» Иисуса, а был аллегорическим изображением. Поэтому, наряду с ихтисом, он стал первым изображением Христа, пускай и символическим. (Кроме того, похожий на изображения языческих божеств, он был и безопасен в годы гонений, поскольку не содержал очевидной христианской тематики и не мог выдать владельца-тайного христианина). Одновременно в условиях гонения на христианство образ выражал идею особого покровительства избранным и проообразом грядущего Царства Божие.

Прот. А. Шмеман пишет: «Ранняя Церковь не знала иконы в ее современном догматическом значении. Начало христианского искусства — живопись катакомб — носит символический характер. Оно склонно изображать не столько божество, сколько функцию божества. Добрый Пастырь саркофагов и катакомб не только не образ, но и не символ Христа; он — зрительное ознаменование той мысли, что Спаситель спасает». Первые известные изображения «Доброго Пастыря» датируются II веком. К этому периоду относится его изображение в римских катакомбах (деталь росписи крипты Луцины в катакомбах святого Калликста, катакомбы Домитиллы). В 210 году н. э. Тертуллиан свидетельствовал, что видел изображение «Доброго Пастыря» на чашах для причастия и светильниках. На тыльной стороне части стены над крещальной купелью часовни, построенной примерно в 250 году в Дура-Ефропос (современная Сирия), изображен Добрый Пастырь со своим стадом, а также с сосудом молока, а молоко, как пища овец, получаемая от Пастыря, в христианской символике имеет евхаристическое значение.

Из цикла «Катакомбы» Младенчески тени заслушались пенья Орфея. Иона под ивой все помнит китовые недра. Но на плечи Пастырь овцу возлагает, жалея, И благостен круглый закат за верхушкою кедра.

В Сусе (Тунис) существуют раннехристианские катакомбы, которые принято делить на три части, одна из них называется катакомбами Доброго Пастыря по его изображению, датирующемуся III-V веками. В катакомбах сейчас копия, оригинал — в Археологическом музее Суса.

На фреске IV в. из катакомбы Дженероза (Рим), вырытой под священной рощей братства Арвалов.

В римской катакомбе Домициллы. В стенописи катакомб Неаполя. В период II-IV веков этот образ являлся, чуть ли не единственным воплощением христианского Бога в человеческом облике. «Они встречаются во всех странах христианского мира. Видно, что христиане желали постоянно иметь это изображение перед своими глазами».. В IV веке, когда Христианство становится государственной религией, происходит эволюция к бо́льшим средствам наглядной агитации (Кондаков пишет: «образы Доброго Пастыря, Орфея, Оранты симпатичны в своем нежном сентиментализме, но не могли быть моленными иконами»). Начинают складываться другие варианты иконографии. Тем не менее, «Добрый Пастырь» воспринимается еще как наиболее чистый и правильный вариант изображения. Так, например, Евсевий Кесарийский, рассуждая о новой столице — Константинополе, основанной равноап. царем Константином Великим, считал, что христианские здания в городе император должен украсить именно изображениями Доброго Пастыря — то есть выполнять ту функцию, которая позже станет прерогативой, например, Пантократора. Картина Мурильо (ок. 1650) изображает Спасителя в образе маленького ребенка, согласно одному из вариантов иконографии. Начиная с VI века иконография становится все более редкой. Постановлениями Пято-Шестого (Трулльского) собора в 692 г. аллегорические изображения Христа в христианстве были запрещены. В Византии, в числе прочих изображений Христа, в том числе и безбородых, они были уничтожены в эпоху иконоборчества (VIII в.). В новой волне искусства Иисус изображается уже с бородой. Мотив исчезает полностью в Средневековье, чтобы вновь вернуться в западноевропейском искусстве в XV-XVI вв. в убранстве церквей — скульптуре, витражах. В следующий период — XVII-XVIII века, он иногда встречается в комбинации с Божественной Пастушкой, и целиком исчезает в XIX веке. Известное произведение эпохи барокко — картина Мурильо, в XIX веке — Мюке. Сюжет в иконописи крайне редок. Самые старые изображения относятся к XVIII веке и, скорее всего, проникли на Русь через Западную Украину, где тема проникла в униатскую иконопись под влиянием западноевропейской живописи.

В церковном облачении духовенства: омофор «символизирует заблудшую овцу, которую евангельский добрый пастырь несет на своих плечах домой». А облаченный в него епископ изображает собой «Христа Доброго Пастыря», который взял заблудшую овцу на плечи и отнес ее к незаблудшим (то есть ангелам) в дом Отца Небесного.

XI. ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ИКОНОГРАФИИ СПАСИТЕЛЯ

элементы иконографии спасителя

1. Нимб (от лат. облако, ту­ча) — символ святости, сияния Божественного света. Нимб с вписанным крестом (крестча­тый нимб) и с буквами о соу (греч. Сущий) изображается только на иконах Спасителя.

2. Гиматий — верхняя одежда в виде плаща. В иконо­графии Спасителя гиматий преимущественно синего цвета.

3. Хитон — нижняя одежда в виде рубахи. В изображениях Христа имеет красный цвет.

Красный хитон и синий ги­матий символизируют Боже­ственную и человеческую при­роды Христа. Одежды золотого цвета означают сияние Божест­венной славы.

4. Клав — нашивная вертикальная полоса на хитоне — знак патрицианского достоинства. Символ чистоты и совершенства человеческой природы Спасителя.

5. Книга может быть изображена в виде свитка или в виде кодекса (сброшюрованных листов в переплете). Раскрытая кни­га содержит цитату из Священного Писания. Книга закрытая символизирует «книгу, написанную внутри и отвне, запеча­танную семью печатями». (Откр. 5, 1)

6. Надпись IС ХС — сокращенное именование Спасителя. Икону надписывают в обязательном порядке. В древности, ког­да еще не был установлен чин освящения, икона считалась за­конченной тогда, когда на ней появлялось именование: в духов­ном смысле это означает соединение имени и образа.

7. Благославляющая рука Спасителя — перстосложение на правой руке ввиде инициалов Имени Господа.

 

 

ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

рассказать друзьям и получить подарок

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>