Любовь

Как живут многодетные семьи

ИНАЯ ЖИЗНЬ

Автор: Таранченко В.Ю.

Как живут многодетные семьи

Перед Вами многодетная семья Седых. Сергей, Наташа, София, Матвей, Зоя, Надя (в утробе).

В этом году международный женский день 8 марта выпал на субботу. Для Украины это означало три выходных — суббота, воскресенье, понедельник. Для меня и моей жены это означало, что мы едем в Харьков к ее подруге Наташе. Три месяца назад Наташа родила девочку и назвали ее Надеждой. К 30-ти годам это уже ее четвертый (!) ребенок. В 22 года Наташа вышла замуж за Сережу и эти совместно прожитые 8 лет оказались весьма плодотворными: София (6.5), Матвей (5.5), Зоя (2.5), Надежда (0.25). Вот к кому мы едем в гости.

Аня и Наташа дружат еще с детства. Ходили вместе в последние классы средней школы г. Диканька. Потом судьба их развела по разным городам и теперь они видятся раз в несколько лет, от чего каждая встреча наполнена радостью и теплотой.

Наш путь к знакомству с тем как живут многодетные семьи был таков:

1) поезд № 156 (intercity) / ЖД вокзал Киев /  06:20 — ЖД вокзал Харьков / 10:56 (по факту приехали к 12:00);

2) трамвай №5 / ЖД вокзал Харьков / 12:00 — остановка алмазная (?) / 13:00.

СУББОТА

10 минут от трамвая и мы на месте. Семья Седых живет в 3х этажном советском многоквартирном доме на третьем этаже в трехкомнатной квартире. Конструкции дома экспериментальные — полный Ж/Б сборный каркас с ограждающими стенами из жесткого утеплителя.

Дома нас встретили Наташа и четверо детей. Вечером к нам присоеденилась хозяйка квартиры, Раиса Даниловна, она же мама Сережи, мужа Наташи, который пришел утром следующего дня.

Отобедавши, мы идем гулять. Выход из дому занимает 20 минут. Во первых, в квартире малые площади помещений и много вещей, от чего развернуться трудно, что сказывается на скорости. Во вторых, каждого ребенка нужно одеть по зимней погоде, и делает это только Наташа. Поэтому выпуск детей на улицу проходит по очереди раз в 5-10 минут. Пока ждем Наташу и Надю бегаем вокруг клумбы под домом на время. Зоя тоже бегает с нами. Мое время круга 10 секунд. У Матвея — 12 с. У Софии — 14 с. София бежит с трудом — косолапит на левую ногу, но сама этого не замечает. Привыкла, видать. Зое тоже не просто – ей мешают аденоиды, которые затрудняют ее дыхание. Но ее это не останавливает и она с радостью бегает с нами.

Наконец, все вышли! Температура +8оС. Облачно. Безветренно. Всей большой командой в 7 человек (7Я) идем на детскую площадку в соседнем дворе. Несколько лавочек, песочница, качели, горка, качели-весы, карусели. Этого вполне достаточно. Все рабочее. Только детей нет.

Мы бегаем и веселимся. Вышло солнце из-за туч и мы обрисовываем тень от дома. В стороне чертим еще одну отметку. Изучаем, как быстро и в какую сторону движется солнце, помня о том, что это не солнце движется, но наша планета вращается вокруг светила. Тень прошла 2 метра за 20 минут по часовой стрелке. Хороший результат для Земли. Так держать!

Интересно, что фактическая линейная скорость вращения Земли на экваторе составляет 465 м/с. Т.е. за 20 мин человек на экваторе, просто сидя на месте, проносится на 558 км. И точно такой же человек, сидя на полюсе (на оси вращения Земли) останется линейно недвижим.

Катаю детей на качелях. Раскачиваю до предела. София смелая – просит «еще выше!». Матвей боится – просит «хватит!».

Каждый играет как умеет, но София часто выпадает из игры. Отстраняется, садится на лавку и грустит. Наверное, по дому – там ей лучше.

Иногда на лавочки площадки приходят взрослые с пивом и сигаретами. Нас это беспокоит, ибо дети впитывают эти образы, а значит их жизнь потенциально подвержена такому травлению себя. Что мы можем сделать с этим? Вопрос повисает в воздухе и остается нерешенным. Наши действия в нулях. И в этом есть проблема. Нереализованное намерение разрушает больше, чем сигарета, поэтому вопрос, кто себе больше вредит – эти курильщики или мы – даже не ставится. Что мы можем с этим сделать?……… Нам нужно понимать, что для курящего сигарета является абсолютным добром и он готов идти на риск ради дофамина. А мы подходим и говорим «выбрось дофамин». Для курящего это бессмысленно. Никаких осуждений. Только через любовь. Но как?….

К этому времени Наташа с Надей ушли домой. Софие тревожно, поэтому мы идем дальше, гуляем дворами и приходим на маленькую спортивную площадку. Рядом двое мужчин крутятся вокруг мангала, подсыпают уголь, разжигают огонь. Детям интересно и мы все вместе сидим на турниках в 10 метрах от представления и наблюдаем. Жаль, что мы к ним не идем. Всем хочется принять участие. Но стена «свой-чужой» в наших головах слишком прочна. Очень жаль. Надеюсь, что наша любовь однажды вытеснит страх.

К мужчинам приходят их жены с детьми семи лет. Огонь разгорается. Теперь взрослым можно похвалить себя – пиво открыто, сигареты зажжены, дофамин бегает по крови.

От того, что мы долго сидим становится холодно (а могли бы побегать вокруг костра), и мы идем домой.

Но вдруг Зоя вдалеке видит шумную молодежь и очень ими заинтересовывается. Домой не идем. Смотрим внимательно. Стоим вдвоем на перекрестке, вокруг суетятся машины и пешеходы а в Зоеной голове спокойствие и твердое намерение. Чтож — забудем о доме — идем куда тянет.  Мы подходим к ребятам и у меня внутри волнение «стой! не заходи на чужую территорию». Но я доверяю Зое — она знает, куда идет. Мы подходим к группе ребят, но Зоя останавливается за 3 метра. Боится. Переключает внимание на других людей. Все таки очень просто заходить на чужие территории, когда тебя ведет туда ребенок. Зоя продолжает отрешенно стоять и смотреть на мир. Для меня это возможность – я поднимаю ее, сажу себе на плечи и мы идем домой. Нас уже заждались.

Вечером мы с детьми садимся делать уроки. Пишем буквы и цифры. Рисуем и разукрашиваем картинки. Решаем математические и логические задачи. Дети охотно учат меня что и как делать. Ставят оценки. Мне нравится проводить время в совместном труде (учебе). Всем спасибо!

Около 20-00 приходит бабушка (Раиса Даниловна) с работы. Я удивляюсь вновь: какая работа в субботу в день 8 марта? Самая простая отвечает она — но оплачивается вдвойне. Я бы ради денег (малых) не купился. Провести выходной с семьей для меня важнее. Но наверное я просто не знаю ее ситуации.

В этот день дети много раз просятся покататься на моих плечах. Для меня это не очень просто, но я готов потрудиться ради теплых взаимоотношений, тем более, в этом есть элемент физкультуры. Но взрослым это не нравится. Они обращаются к детям с укором что так делать нельзя. Но я тоже делаю ошибку — я молчу и не защищаю детей. Наверное боюсь испортить отношения. Эх, страх… Поди прочь… В следующий раз я скажу:

- Дорогой взрослый, мы играем в лошадок. Поиграешь с нами?

- Нет. София слазь — ему же тяжело.

- Очень жаль что ты с нами не поиграешь. Конечно труд лошади тяжел, но ради детей (любви) иногда стоит потрудиться.

Около 21-30 к бабушке приходит ее второй сын с 2-мя своими сыновьями. Поздравляют с 8 марта. Он напряжен и закрыт. Дальше порога не ступает. Для остальных 4-х женщин у него нету ни подарков ни поздравлений. Бабушка просит зайти «на тортик» но он уходит. Оба расстроены.

Это старший брат Сережи. Когда Сереже было 10 лет именно он открыл ему баптистскую церковь, т.е. оказал на него существенное влияние.

После ухода брата мы ложимся спать. На нижней кровати я, Аня и София. Рядом на матрасе Зоя. Матвей на верхней кровати. Матвей очень болезненно уходит со своей территории — он хочет матрас, но место отдано Зое.

Мы читаем библейские истории. Я читаю вслух и все слушают. Иногда комментируем. В одной из историй человек молит у Бога новое сердце. Я говорю, что нам с Аней нужны новые сердца  и новые головы, что бы делать следующие шаги, а у детей сердца чисты и им нужно хранить эту чистоту. Наташа же замечает, что не так уж и чисты. Уже много мира вошло в них. Детям тоже нужны новые сердца.

Ночью Зоя проснулась и ушла спать к маме. София несколько раз говорила во сне. Но в целом ночь прошла тихо.

Детям мама на ночь мажет нос и горло хлорофилиптом, а так же дает лекарственное питье (сок алое, лимон и мед). Дети часто болеют. Мама переживает. Было бы хорошо, если бы с теплых дней дети закалялись, проводили много времени на свежем воздухе, занялись спортом. Кстати спорт помог бы ногам Софии (плоскостопию?) и мужеству Матвея.

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Проснулись в 07-00 все вместе. Утро в семье Седых начинается с зарядки. Мы с детьми ходим по кругу и делаем упражнения для ног с уклоном на стопы. Вероятно, профилактика от плоскостопия (косолапия). Я бы добавил еще растяжки. Жаль что с нами нету мамы, папы и бабушки — как будто зарядка им не нужна. После завтрака собираемся в церковь. 30 мин сборов и все на улице. Пока собираемся, София и Матвей проведали одинокую бабушку, за которой семья присматривает. Прямо перед домом ряд гаражей. В крайнем справа семейная машина — просторный белый Opel. Загружаемся и едем.

Баптистская церковь находится в 20 мин езды от дома, в коттеджном секторе. Два этажа с подвалом (цоколем). На первом этаже холл, туалеты, кабинеты. В одном из таких кабинетов молодые мамы сидят с новорожденными. Туда ушла Наташа с Надей. В цокольном этаже гардероб, теннисный стол, столовая и кабинеты. На 2-ом этаже просторный зал под самую крышу — чердака нет. Ряды скамеек для прихожан, сцена, высокие окна. Из-за большого объема зала и больших окон — прохладно.

Внутри много людей всех возрастов. На глаз около 200 человек. На собрании читают молитвы и проповеди, поют песни хором под гитару. Кстати — песнопение отличительный элемент любой религии. Попробуйте представить хор на заседании совета безопасности ООН. Представили? И у меня не получилось. Проповеди читают молодые парни. Подготовка — так себе. Я не почувствовал в их устах Божественной любви. Но все равно, ребята молодцы. Пусть практикуются больше. В конце собрания пастор принимает приветы от других церквей.

Расходимся. Вдруг все начинают жать друг-другу руки. И мне тоже. Меня это позабавило. Походил, попожимал руки мужчинам. Искал любовь в их глазах. Не находил. Скорее серьезную преданность делу. Но это другое.

Спускаемся вниз в столовую. Там много людей и длинная очередь. Кормят за бесплатно. У меня внутреннее непринятие массовости, поэтому я стою просто в стороне. Наблюдаю. Много подростков — это удивляет меня. Я в их возрасте проводил 100% времени на стадионе — хотя эффективность такого времяпрепровождения сомнительна. Вернулся на первый этаж. Вдруг подумал что Сережа наверху, а значит там еще что-то происходит. Поднимаюсь наверх, и действительно, идет собрание. На сцене дедушка ведет речь. Я иду на первый ряд — я люблю сидеть на первом ряду. Но еще на предыдущем собрании я заметил, что первые два ряда свободны. Только один человек сидел там. И в этот раз тоже. Я сажусь возле него. Проходит секунд 5 и вдруг он спрашивает меня: «а Вы из какой церкви»? Для меня это новый вопрос и я не знаю как ответить. В этот момент подбежал Сережа и увел меня с собрания. Объяснил, что это закрытое собрание на котором обсуждаются вопросы принятия и отклонения от церкви, а мне там быть нельзя. Что ж, очень жаль. Секретность массовых собраний пугает — сразу приходит мысль, а что они скрывают? Другое дело личная жизнь семьи… но не массовых же собраний.

Я спускаюсь вниз и захожу в комнату мамы и ребенка. Там Аня с Надей и Зоей. Я беру Зою и мы идем гулять. Много ходили, везде заглянули, везде поигрались. Но вот пришло время собираться. Мы спускаемся в гардероб и одеваем Зою. Добрая бабушка дает ей конфету. Эх, бабушка-бабушка, что же Вы делаете? Она изумилась: «в чем дело»? Я говорю: «вы только что дали ребенку дозу сахара и промышленной химии». Про наркотический эффект я уже не сказал. Она спохватилась и стала забирать конфету обратно, но Зоя свое не отдала. Бедные дети… Сначала конфеты и тортики, потом пиво и сигареты, потом… Пусть все у вас будет хорошо!

На улице София решила поговорить со мной. Она человек правильной жизни и ценности свои защищает. Она спросила меня: «что по твоему конфеты это — фу, и торт это — фу»? Я отвечаю: «примерно так». На что она попросила меня не говорить так больше, а не то она мне…София защищает свои идеалы — хорошая черта. Пусть твои идеалы будут выбраны с умом и чистым сердцем. Рядом с церковью на улице валяется мусор. Я хочу убрать его но нигде нету урн. Странно…

Выезжаем на рынок. Наташу и Надю пока оставили в церкви. Друзья! Такого рыночного простора я еще не видел. Рынок называется Барабашово и занимает немыслимую территорию в 75 га. Покрытый бесконечным металлом самых разных конструктивных форм и сочетаний по которым натянуты тенты. Мы пришли за рюкзаком для Софии. Ей осенью в школу. Собственно рюкзак Софии подарили родственники еще раньше. Но изображение принцессы не прошло цензуру — поэтому мы здесь.

Аня хочет рюкзак на колесах с выдвижной ручкой, такие есть — но доверия они не вызывают. Поиски длятся уже полтора часа. За это время Зоя очутилась спящей у меня на плечах, Матвей начал ныть от усталости, я и Аня начали подумывать о покупке рюкзака в Киеве с пересылкой в Харьков. Но Сережа предложил не сдаваться и сделать последнюю попытку. Заходим в нужный ряд и находим приемлемый вариант! Хороший рюкзак туристической конструкции, цена нормальная. Думаю еще Зое достанется. Молодец папа! Последний раунд за тобой! Но и каждый в семье потрудился.

С победой мы едем в церковь, забираем Наташу и Надю, а потом домой. Насыщенный день.

Кстати, вспомнилось — утром бабушка хотела поделиться с нами своей радостью — накормить тортом. Мы же отказывались и предлагали ей финики. Но ничто не могло ее остановить, пока я не обратился к ней искренне: «Раиса Даниловна, для нас очень важно не есть торт. Если в нем есть что-то вредное то мы лучше поедим финики. Мне часто дают сигареты говоря, что это приятная штука, но я не хочу травить свой организм, так же и с тортом». Это ее расслабило.

По приходу домой дети ложатся на обеденный сон, а мы, взрослые, идем смотреть в интернете куртки для мам. Но тема осталась открытой.

Вечером садимся делать уроки.

Первое задание — написать в ряд: букву «З»; часть слова «ЗАЛ»; и слово «ЗАЛІЗО». Расстояние между буквами слова — одна клетка, а между словами — две клетки (5 и 10 мм). Я пишу на чистом листе без клеток и интуитивно принимаю расстояние 2 и 5 мм. Так я научился писать инженерным шрифтом в университете. Но Софию не проведешь. Она сразу увидела ошибку и начала критиковать меня повышенным тоном, зачеркивать, ставить двойки и т.п.. Это отключило мой мозг и я затаился. Сказал только что двойка это тоже оценка и что никакая двойка не может быть причиной нелюбви ко мне. Я продолжил писать по своим правилам, но София опять остановила меня, а Матвей защищал меня так как для него точность интервалов была не важна и он ставил мне пятерки. Я хотел на примере показать Софии нелепость дискриминации, но у меня это не получилось. Так же жаль что мой мозг блокируется в подобных ситуациях и я не имею возможности мыслить в этот момент. Будучи при уме я обязательно написал бы одну строку по своему, а другую по ее правилам.

После уроков ужинаем. Бабушка заводит разговор о политике. Я поддерживаю. Какое лицемерие с моей стороны. Я бы с гораздо большим интересом поговорил о взаимоотношениях в семье, с ее старшим сыном, о ее жизни, чем про Крым и Путина. Но страх испортить отношения держит контроль надо мной. Пойди прочь, дьявольская сущность!

День заканчивается как и вчера — мед процедуры, недовольство Матвея по месту сна, чтение. София взяла с нас пример и тоже спит без подушки. Ночь прошла тихо.

ПОНЕДЕЛЬНИК

Мы проснулись в 06-00, чтобы ехать с Сережей на площадь – в 07-00 начинается молебен по украино-российскому конфликту за Крым. Приезжаем на площадь в 07-15. На площади около 100 человек стоят на коленях в кружках по 10 человек и по очереди произносят вслух свою молитву – все члены баптистской церкви в которой мы были вчера. Мы подходим к группе людей и начинаем устраиваться. Но дедушка указал нам, что есть редкие круги, где мы будем более полезными. Рядом стояла на коленях пара – парень и девушка. Мы подошли к ним, расстелили карематы и стали на колени. Воздух свежий. Температура +5оС. Со всех сторон доносятся слова молитвы. Мы закрываем глаза и начинаем наш круг. Очередь доходит до меня. Это моя первая молитва в жизни. Я высказался, но откровения широты ума и сердца в ней было мало – такая импровизация требует открытости и тренировки. В 07-30 все встают с колен, становятся в один большой круг, читают «отче наш» и поют песни. После чего пастырь держит слово и распускает собрание. Если представить, что я стою в 20-ти метрах и смотрю со стороны, то мой ум тревожно шепчет мне «Сектанты! Опасность!». Но будучи в кругу я не ощущаю никакой опасности. Только когда говорит пастырь. Он мне не нравится. В его глазах я вижу костры инквизиции. Другое дело отец Евгений из православной церкви в Нежине – я чувствую любовь, исходящую из его сердца.

Сережа отвозит нас домой. Сам едет дальше на работу – сегодня хоть и выходной, но есть приработок (а работает он «сутки-трое»). По дороге мы заходим в магазин.

Но что же купить? Выбор большой, но где польза? Покупаем: апельсины; бананы; яблоки; банку консервов «шпроты» (состав: масло; шпроты); оливковое масло; орешки миндаль; имбирь; грибы.

Из этого списка Наташа не приняла: апельсины; консервы; грибы.

Утро начинается с уроков для Матвея и Софии: музыка (фортепиано) и тетрадь подготовки к школе. В этот день музыка далась трудно. Или не далась. Со стороны это было похоже на насилие, но достаточно мягкое. Гуманное. София, а потом и Матвей, ныли, плакали, искали отговорки, жаловались на солнце в глазах и головную боль.

Так и прошло утро. Около 13-00 вернулся Сережа. Сегодня не его смена, но открылась возможность заработать и он принял ее. Задача: покрасить низкий металлический декоративный забор на своей АЗС. Я спросил о подробностях, чтобы и дети послушали. Забор находится на краю склона. Поэтому, чтобы красить со стороны склона нужно было наклонятся. Поэтому Сережа работал не быстро. Также он не добавлял в краску растворитель. Но почему? Ведь растворитель даст экономию краски и повысит скорость выполнения работ! «Это для людей» – говорит он, «так слой краски будет толще, а значит при облокачивании на забор человеку будет мягче». Однако, это забота…

До обеда мы с Сережей успеваем поговорить о жизни. В основном о работе. Он рассказал, что закончил ВУЗ по специализации «промышленное и гражданское строительство». Хотел стать архитектором (!? – на ПГС учат инженеров «антиархитекторов»). И даже работал сначала архитектором – делал стадию «Проект» на гражданские объекты. Потом работал на других работах. Сейчас – служит автомобилистам на АЗС. Больше всего ему нравилось работать мастером на Ж/Д. Он руководил строительными бригадами на несложных объектах. Я уверен, что именно такая работа руководителя ему подходит по жизни. Но он говорит, что еще не определился. Хотя что тут думать. Таким гуманистам с такой внутренней ответственностью прямая дорога в управление. Но и тут нужно помнить, что чем выше уровень управления, тем больше волков. А их нужно кормить. А это негуманно. Желаю Сереже верных путей.

Про себя я мало рассказал. Выделил только, что все рамки в голове. Что когда человек готов к новой работе / новой зарплате – мир дает это все. Мне 28, и я тоже еще не определился. Текущая работа (обмена денег на время) стабильна и дает доход для жизни в среднем классе, но абстрактные томления о лучшем служении людям плавают в аморфном состоянии и далеки от конкретных форм. Но они есть и это волнует. И я уверен, что это хорошо для меня. Другое дело, что я не хочу углубляться в детали проектирования конструкций, ведь думаю, что теряю время. Пусть состояние пустоты и молитва помогут мне.

После обеда Сережа показывает нам свои рисунки шкафа, который он сам запроектировал и дал нам на анализ. Аня – архитектор – проверяет форму и функцию. Я – конструктор – смотрю на прочность. В общем Сережа продумал все сам на 95%. Нам было почти нечего добавить. Сережа  молодец!

Но была одна интересная деталь. Перед обедом он сказал, что любит чертить. А рисунок шкафа был архитектурным эскизом на листе в клеточку с полями. Размеры без пропорций. Это и удивило меня. Я спросил почему это не прочерчено, например, в автокаде? Он сказал, что это просто эскиз. Значит не так уж и любит чертить. Значит – опять же дорога в управление.

Пока сидели за столом Матвей тягал смартфон Сережи и уделял ему много внимания. Папа же говорил: «Матвей положи этот идол!». Такого я еще не слышал. Это удивило меня. Такое же отношение и к ноутбуку, детям его трогать нельзя. Планшетов нет. Телевизора нет. Такая защита от IT сегодня практически не возможна. Но в семье Седых она есть. Ровно как и родительская забота и систематические уроки: школьные; музыкальные; духовные. Жаль, что нету спорта или туризма или другой физической активности. Но все еще впереди. У меня есть друзья играющие в христианской баскетбольной лиге. Возможно там спорт не является «злом».

Подошло время к отъезду.

Мы прощаемся. Хорошо провели время. Увидели реальную жизнь. Четверо детей для молодой пары с невысокой зарплатой это возможно.

Сережа отвозит нас на вокзал. Много нам рассказывает. Он вообще очень разговорчивый и открытый человек. Рассказал нам также, как проходили Наташины роды, на которых он присутствовал сам. Очень интересно.

Садимся в Intercity Hyundai. Внутри совсем другая жизнь. Футуризм, планшеты, Apple, тихоходность и скорость 105км/ч – ощущение самолета. Вот мир который семья Седых не пускает в свою церковь. В этом поезде нету духовности. Все мысли заняты о внешнем виде, бизнесе, успешности, самореализации, энтертейнменте, и современных технологиях. «Дьявол» занял их души. Но это только с позиции верующих. Сами же эти люди уверены, что они живут самую лучшую жизнь и идут самым верным путем. А Бог – для фанатиков.

Разные миры. В каждом свои гипотезы. Свои принципы.

Но пусть будет что-то общее.

Пусть это будет любовь.

ВТОРНИК

…Приезжаем на метро Академгородок в 00-30. Нас ждет на машине Тимур, брат Ани. Спасибо тебе Тимур, что приехал на помощь! По дороге мы рассказываем об увиденном. Тимур может сравнивать свою семью с семьей Седых – возраст примерно тот же, есть один ребенок 2,5 года, скоро будет второй.  Тимур человек технократичный, и как мне показалось, к каждой детали воспитания он отнесся скептически. В частности, мы обращали внимание, что в семье Седых порядок и дисциплина и при этом никто не кричит, не бьет, не ставит в угол, не угрожает. Но Тимур воспринял это через образ «скучная жизнь». Что ж, такие фильтры восприятия. Когда у человека заложено в голове «если А=В, то С» то никакие доводы, как то «нет, нет, у них А=В, но D» не подходят. С одной стороны это сужает мышление, но с другой и дает преимущество – уверенность и четкость позиции, определенность реакции.

Например, Тимура беспокоит то, что детей с детства «зомбируют» Богом, а было бы правильно, если бы человек в адекватном возрасте сам выбирал Бога. Здесь я с Тимуром согласен. Учить детей жизни Иисуса Христа, но в тоже время умалчивать о Мухаммеде, Будде, Карле Марксе и прочих – не совсем честно.

Хотя возможно ли это? Родители всегда просто передают свои ценности. Что есть то и дали…

Я вспомнил, что дети любят рисовать русалок, но русалки ведь это языческие создания. Русалок нет в христианстве. Родители не могут все усмотреть.

В любом случае, религия не может быть причиной дискриминации и не любви. Если это все таки есть то мне очень жаль.

Но как бы то ни было у нас у всех есть чему поучиться друг у друга. Будь ты технократ или баптист.

Нас окружает любовь!

И наши сердца открыты!

……….На этом конец моей истории. Как Вам такая жизнь?

рассказать друзьям и получить подарок

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>